Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:19 

Адаптация

КаМея
Змииной мудрости расчёт
Название: Адаптация
Автор: КаМея
Бета: агрессивная самочка Росомахи 2017
Задание: Запреты и табу
Размер: мини, 1678 слов
Пейринг/Персонажи: Лора Кинни (Икс-23), Даниэль Мунстар (Мираж), Логан (Росомаха), Чарлз Ксавьер (Профессор Икс), Ороро Монро (Гроза)
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Канон: мультсериал "Люди Икс: Эволюция"
Краткое содержание: Лора адаптируется к жизни в школе Ксавьера

— Ааа! — Даниэль зашвыривает учебник в угол и запускает пальцы в свои длинные чёрные волосы. — Не могу больше!
Лора поворачивает голову в сторону соседки по комнате. Она не может представить, чтобы вот так, в сердцах, бросить оружие. Даже если командира нет поблизости.
— Как у тебя терпения хватает? — Даниэль раскачивается из стороны в сторону.
Лора не отвечает. Всё и так очевидно. Уроки должны быть готовы к завтрашнему дню, а приказы надо выполнять. Нечего тут и говорить.
Гражданские, конечно, многого не понимают. С ними трудно. Вот профессор Ксавьер, например, говорит, что никому не приказывает учиться. Но как же не приказывает, если учиться должны все? Тем, кто учится плохо, профессор читает нотации, а Логан может и наказать: добавить упражнений на тренировке или приказать обслуживать самолёт. А раз должны — значит, это приказ. Гражданские просто плохо умеют формулировать. Но Ксавьер — начальник Логана, а Логан — начальник Лоры. Вернее, Ксавьер — работодатель Логана: Росомаха наёмник. Но это не важно: профессор — главный, и то, что он сказал, должно быть исполнено. И если он велел выучить до завтра параграф по физике, Лора это сделает. Нельзя нарушать приказы, даже если никто не узнает и не накажет. Приказ должен быть выполнен, потому что так положено, а не под страхом наказания. Это не обсуждается.
Поэтому Лора выучит урок, как бы труден он ни был. А ей действительно трудно: учёба гораздо сложнее тренировок. Память, в отличие от тела, не обладает способностью к регенерации. Логан тому примером. Лоре легче пройти десятый уровень в Опасной комнате, чем выполнить домашнее задание. Профессор говорит что-то об эмоциональной депривации. Он учёный, и его мнение, несомненно, компетентно, но Лора не может понять, как трудности в учёбе связаны с тем, что у неё не было родных и близких. Ей сызмала строго-настрого наказывали, что эмоции вредят делу. Лора и сама видела, уже здесь, в Школе: когда её прежняя соседка по комнате, Китти Прайд, влюбилась в Ланса Альвареса из Братства, учёбе это нисколько не способствовало. Китти стала очень рассеянной, плохо спала, могла без причины рассмеяться или заплакать, её запах был очень нестабилен, что отвлекало и саму Лору. Потом Китти нашла в засыпанной обвалом пещере Даниэль, которую и поселили в комнате Лоры, а Прайд перебралась обратно к Шельме. Даниэль Мунстар, по прозвищу Мираж, была иллюзионисткой и воплощала чужие страхи. Потому её и поселили вместе с ничего не боящейся Лорой.
Так и не дождавшись ответа, Даниэль слезает с кровати и подбирает учебник. Правильно. Нельзя портить вещи, об этом Росомаха предупредил Лору сразу, как привёл её в Школу. Логан здесь немного терял форму, его приказы становились не такими чёткими и строгими, но этот он сформулировал предельно ясно: нельзя никого убивать или калечить, и нельзя ничего ломать.
Это Лора знала и так: на базе её давно научили, что нельзя причинять вред ни людям, ни вещам.
Без приказа.
Поэтому, если Логан хотел, чтобы Лора никого и ничего не трогала, ему было бы достаточно просто не приказывать этого.
Но поправлять командира не положено. Можно только корректно указать ему, если он неправильно оценивает боевую обстановку. Но тогда был не бой, и Лора просто ответила: «Есть, сэр!»
Логан тогда сказал, что обращаться к нему «сэр» не нужно, а просто «мистер Логан». И без «есть». Никому не нужно говорить «есть» и «сэр». Это было понятно: к гражданским так не обращаются. Ещё он сказал, что Лора может называть себя не Икс-23, а по имени. Как ей захочется.
А вот это было сложно, потому что хотеть Лора не умела. Она умела только выполнять приказы. Она даже плохо представляла себе, как это — чего-то хотеть. На базе всё было просто: ей приказывали, она делала. Вот успешно выполнять приказы Лора, разумеется, хотела. Логан махнул рукой и обратился за помощью к профессору. Тот дал Лоре задание: вспомнить, когда ей хотелось чего-нибудь ещё, кроме выполнения приказа. Она принялась старательно думать и к вечеру вспомнила.
Она была ещё маленькой, и её только начинали выводить за пределы базы: Лора должна была изучать потенциальные места боёв и потенциального противника. Одна из тренировок проходила на детской площадке (дети тоже относятся к разряду потенциального противника, даже в коляску новорождённого, например, можно спрятать взрывчатку, а дети постарше уже способны справиться и с оружием). Лора увидела у одной из девочек игрушку: музыкальную шкатулку с танцующей балериной, пришла в полный восторг и сказала, что хочет такую же.
Её высекли ремнём — так, что отметины от пряжки сошли только через полчаса, оставили без ужина и заставили тренироваться вдвое больше обычного. На следующий день тренер снова привёл Лору на ту площадку и велел ей сломать шкатулку. Лора сделала это и, не сдержавшись, расплакалась вместе с владелицей игрушки.
Её снова били и морили голодом, а потом долго твердили, что у солдат не бывает игрушек, и что солдат ни в коем случае не должен поддаваться эмоциям, особенно жалости. И Лора усвоила урок: несколько ночей подряд игрушка снилась ей, но потом накрепко позабылась.
Это было давно. Лора уже выросла — ей двенадцать лет, и игрушки ей не нужны. Профессор огорчился (он не подал виду, он вообще очень хорошо владел собой для гражданского, но по запаху Лора всё поняла), а потом сказал, что Лоре нужно снова научиться хотеть.
Нужно — значит, приказано, и Лора принялась наблюдать за другими детьми, потому что Логан и профессор хотели, чтобы она была похожа на остальных учеников. Желание начальника — тот же приказ, и Лора стала учиться хотеть.
Пока что у неё получилось только хотеть чего-нибудь вкусного: не просто есть для того, чтобы утолить голод, как было на базе, а лакомиться. Пирожные были вкуснее тушёных овощей, а мороженое — омлета. Вишнёвый джем был вкуснее апельсинового, а апельсиновый — клубничного. Логан, тоже любивший сладкое — от него Лора это и унаследовала — иногда брал её в кафе, где они наедались вкусностями так, что трудно становилось дышать, благо заболеть счастливые обладатели регенерации не рисковали.
Ещё Лоре нравятся запахи обитателей Школы, особенно Росомахи. И профессора. Люди на базе, где тренировали Лору, пахли совсем не так. Они… но слов, которыми можно было бы описать эту разницу, не существует. У людей почти нет обоняния, поэтому почти нет и слов для описания запахов.
Но запахи не надо хотеть, они есть всегда.
А вот с одеждой не получилось. Другие девочки обожали наряды, завидовали друг другу и постоянно хотели обновок, но у Лоры с гражданской одеждой не сложилось. На следующий день после того, как профессор принял решение оставить её в Школе и уладил всё с полковником Фьюри, Гроза повезла Лору в Бейвилль за покупками. Отдел военного снаряжения в торговом центре имелся, но все вещи были Лоре безнадёжно велики. Обычная одежда в стиле милитари была просто имитацией: вещи были из синтетики, плохо впитывающей пот, и сковывали движения. Одежда нужного качества нашлась в спортивном отделе, но Гроза сказала, что ходить в спортивном костюме по улицам не принято.
Лора знала и прежде, что у гражданских помимо чётких «запрещено» и «разрешено» есть ещё и «принято/не принято». Столкнувшись с этим напрямую, она спросила:
— Что будет, если я сделаю то, что не принято?
— Ничего, но людей такое удивляет, обычно неприятно, — ответила Гроза. — Некоторые могут даже рассердиться, даже перестать общаться с тобой.
— Значит, люди будут обращать на меня внимание?
— Да. Если ты придёшь в спортивном костюме в кино или кафе, на тебя будут странно смотреть.
Мнение людей никакого значения не имело, но привлекать к себе внимание было нельзя. Во-первых, это демаскирует. Во-вторых, официально Икс-23 считалась погибшей при взрыве на базе Гидры. Пришлось выбрать пару штанов, позволявших наиболее свободно двигаться, и несколько футболок из хлопка. Гроза предлагала купить ещё, но Лоре столько не требовалось. Это у гражданских принято менять одежду каждый день, даже если она не запачкалась. Лоре в данном случае не требовалось быть как все: в Школе не имело значения, как она одета. Ещё Гроза предлагала купить украшения, но Лора, конечно, отказалась: они могут зацепиться за что-нибудь в бою или звоном привлечь внимание противника. О платьях, которые Гроза тоже хотела ей купить, само собой, не могло быть и речи: в платье почти невозможно драться. Сама Гроза носила и платья, и крупные украшения, но ей было можно: она не вступала в прямой контакт с врагом, а атаковала с воздуха. Огневая поддержка. А рукопашнице Лоре было необходимо что-то удобное, не стесняющее свободу движений. Выбрав покупки, она поспешила покинуть торговый центр: она и так задержала Грозу долгими поисками. Нельзя причинять неудобства старшему по званию. Гроза, хоть и гражданское лицо, была учительницей, а значит, к таковым относилась.
С досугом у Лоры тоже не выходило. Читать и смотреть фильмы ей было скучно: проблемы и переживания героев были совершенно чужды. Даже книги и фильмы о войне Лоре не нравились. Смотреть фильмы было вообще невозможно: достоверность неизменно приносилась в жертву зрелищности. Книги, особенно написанные людьми воевавшими, были ещё сносны, но обычно в них рассказывалось о призывном пушечном мясе, воевать не хотевшем и не умевшем. Музыка Лору тоже не заинтересовала: под быструю удобно было тренироваться, под медленную — медитировать, и только. Ученики Ксавьера слушали какое-то мяуканье: спеть такое Лора могла бы и сама. Разбираться в молодёжных cубкультурах она не научилась и так и не смогла толком понять, чем готка Шельма отличается от остальных. Разговаривать с другими учениками ей было не о чем — как общаться с теми, с кем нет ничего общего? К тому же, дающаяся с трудом учёба и тренировки отнимали почти всё свободное время.
Но Лора не собирается сдаваться. Она не умеет.
Даниэль засовывает учебник в ящик стола и говорит:
— Пошли в парк, проветримся? Вечером закончим.
Даниэль не хочет делать уроки, она хочет гулять. А Лора хочет? Она не знает. Делать уроки нужно. А если нужно — значит, должно быть сделано. Это не обсуждается.
Многие ученики не хотят делать уроки, откладывают на потом.
А профессор и Логан хотят, чтобы Лора была как другие ученики.
Им жаль её. Они отчего-то считают Лору несчастной.
Но разве Лора несчастна?
Разве счастлива Китти, когда плачет из-за своего Ланса?
Разве счастлива Даниэль, когда огорчается из-за плохих оценок?
Разве счастливы люди, когда не получают того, что хотят?
Разве жить так, как Лора — без желаний и чувств — не удобнее?
Но если профессор и Логан хотят, чтобы Лора этому научилась, она должна научиться.
Она закрывает учебник и аккуратно кладёт его на тумбочку. Насчёт прогулки Даниэль права: кислород улучшает мозговое кровообращение. После неё будет легче учить уроки. В крайнем случае, можно сделать это ночью: благодаря регенерации бессонная ночь для Лоры — пустяк.
— Пойдём, — говорит она удивлённой Даниэль, не ожидавшей согласия.
Раз другие дети откладывают уроки на потом, Лора тоже попробует.
Она же хочет, чтобы Логан и профессор были ей довольны.

@темы: Росомаха, Моё творчество - X-men, Люди Икс, ЗФБ-2017, X-men, Wolverine, WTF Wolverines 2017

URL
Комментарии
2017-04-06 в 00:04 

masha_kukhar
Хороший текст! Я вот не помню уже, комментировала ли его во время игры, но я его читала тогда. Пробирающая такая вещь. Все эти жестокие игры с изменением сознания, превращением живого человека (мутанта в данном случае) в оружие не только за счет развития физических возможностей, но и за счет перестройки сознания, когда остается одно желание - выполнять приказы.
Вот интересно, что другим детям немного полениться - это проще, чем прилежная учеба. А для Лоры - наоборот. Ей нужно прилагать над собой усилия, чтобы отвлечься.
А на самом деле философский и риторический вопрос: лучше ли быть как большинство, как все, с похожими эмоциями - или как Лора, радоваться только проделанной работе и не хотеть больше ничего.
Про игрушечную балерину - трогательно и больно.

2017-04-06 в 23:38 

КаМея
Змииной мудрости расчёт
Все эти жестокие игры с изменением сознания, превращением живого человека (мутанта в данном случае) в оружие не только за счет развития физических возможностей, но и за счет перестройки сознания, когда остается одно желание - выполнять приказы.
Да, так и задумывалось — показать, к чему привела такая ломка личности. Логан-то был уже взрослым человеком, когда попал в Оружие Икс. А Лору калечили с детства, превращая в живое оружие, в биоробота. Скорее всего, искалечили непоправимо: стать обычным человеком она уже не сможет. Только бойцом-Икс-меном: будет сражаться уже не по приказу, а за идею.

Вот интересно, что другим детям немного полениться - это проще, чем прилежная учеба. А для Лоры - наоборот. Ей нужно прилагать над собой усилия, чтобы отвлечься.
Да, отдыхать она не умеет. У обычных-то детей найдётся масса развлечений, которые интереснее учёбы. А Лоре даже нечем заполнить досуг, ей ничего не интересно. Я немножко дописала это место: уже после выкладки пришла мысль дополнить, как Лора попыталась освоить развлечения, но не вышло.

А на самом деле философский и риторический вопрос: лучше ли быть как большинство, как все, с похожими эмоциями - или как Лора, радоваться только проделанной работе и не хотеть больше ничего.
Думайте сами, решайте сами — иметь или не иметь ©
Это, наверное, каждый определяет для себя — но Лоре даже не оставили выбора. И даже настоящей радости от выполненной работы она не испытывает — для неё это само собой разумеется.

Про игрушечную балерину - трогательно и больно.
Вот это не моя идея — такая сцена была в мульте, только там Лора ломала игрушку добровольно.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Капля мёду

главная